Записки из Санкт-Петербурга

Саади говорил 800 лет назад:

Не лечись никогда у врачей кислолицых.
Их увидишь – и жизнь сокращается втрое!
Дам достойный совет – у того лишь лечиться,
Чье лицо и улыбка Вам дарит здоровье.

Сейчас мы находимся в Санкт-Петербурге, на втором сеансе химиотерапии. Лечение идёт по плану, с промежутком 21 день. Врачи, медперсонал, технические работники и даже охранники  встретили нас как родных. Обстановка тёплая, доброжелательная, приветливые улыбки, причём не только в нашем дневном стационаре, а и при встречах с медперсоналом в лифтах и в коридорах. Это первое, что бросается в глаза.

В среде пациентов картина несколько другая.

27 ноября 2014 г. – оформление на дневной стационар. Очередь возле кабинета, принимают два врача. Пациенты сидят рядком на стульчиках, кто-то приехал один или одна, кто-то с сопровождающими, я с тремя – подругой Наташей, мужем Сашей и неразлучными костылями. Стараемся всё сделать оперативно, так как нога ещё сильно болит в опущенном состоянии. Пока мои верные друзья бегают по делам, я потихонечку начинаю разглядывать людей (ну ничего не могу с собой поделать – любимое занятие детства — выбираешь человека из толпы и пытаешься отгадать кто он по профессии, как живёт, чем занимается и т.д. Время хорошо коротать, только не надо разглядывать в упор – это очень «нервирует» людей).

Вот пожилая женщина (сильно нервничает) ходит по коридору, то одному задаст вопрос, то другому, по всему видно, что она очень «напрягает» людей. Другая попросилась зайти в кабинет (подошла уже во второй раз за утро). Лучше бы она это не делала – очередь взвыла с переходом на крик…  Другая перепутала врача – тоже получила «по заслугам»… Пожилая пара никак не могла понять свою очерёдность – тоже волна недовольства и негатива…

Как-то грустно и неуютно стало находиться в этой очереди, а ведь вход в онкоцентр был на очень хорошем позитиве (приветливость и улыбки персонала).

Получается всё дело в нас – больных? Почему люди такие злые? Казалось бы, такой диагноз, такая встряска…

Не знаю, как кого, а меня это событие встряхнуло  изрядно. Я такого просветления в своей голове давно не чувствовала, как будто начала жить с чистого листа, как будто для меня все люди в «онкологии» стали родными.
Беда объединяет во все времена, она заставляет пересмотреть прошлые ценности и трезво отнестись к такому простому и привычному факту – ЖИЗНЬ, потому что человек нуждается в этот момент в чем-то.

Он ищет этого, но не всегда может это из-за ограниченности своих возможностей. И тогда он надеется, что что-то или кто-то ПОМОЖЕТ ему. И он тянется к другому человеку, даже если этот другой тоже нуждается в том же.
Что нас делает людьми? Пожалуй, в первую очередь взаимопомощь.

Неужели нет ни одного человека в этой очереди, который хоть как-то солидарен со мной по этому вопросу? И тут, прямо напротив меня, сидит пожилая женщина, смотрит на меня смеющимися, мудрыми глазами (по всей видимости, и у неё такая же привычка). Прочитала она меня как книгу… Улыбнулись друг другу, поздоровались. И так стало светло на душе. Есть такие люди!!! Как хорошо, что ещё есть такие люди!!!

DSC01333_1Четвёртый этаж. Дневной стационар отделения химиотерапии.

Весь стационар разбит на блоки, в каждом – две палаты на 4 койки (со сменным бельём), туалет, душ и два умывальника. Порядок во всём: чётко, организованно, стерильно.  Медсёстры работают «на катетерах» умело и профессионально. Стойки-капельницы – на колёсиках. Укололся, взял свою стоечку и покатил в палату, захотел в туалет – покатил, заканчивается лекарство, снова взял стоечку — покатил в процедурную… И так курсирует народ, без напряжения… Работает столовая, туда также можно закатить («без отрыва от производства» позавтракать или пообедать).

Но сегодня день какой-то неудачный… Народ уже с утра заведённый, остановиться не может: сменная обувь в отделение – недовольство, катетеры большие – недовольство, кашей в столовой закормили – недовольство.

Лежу я на своей кровати, наблюдаю за происходящим, разговаривать с соседками по палате ну совсем не хочется… и думаю: «Заелись «барышни столичные», а как же мы, в провинции, лечимся? Я год назад полечилась и мне есть с чем сравнить»…

Белгородский областной онкологический диспансер. Народу – как на вокзале, на стульчиках не умещаются, стоят в проходах. Врачам, медсёстрам не до улыбок, успеть бы всех принять… (На весь Старый Оскол – один врач-онколог, и тот приезжает из Белгорода).

На первом этаже среди кабинетов – две комнатки, отведённые под дневной стационар, медсестра еле проходит между кроватями, чтобы поставить капельницу. Шесть человек лежат, остальные сидят, ждут в коридоре свою очередь. Один «откапался» – на его место другой – нескончаемый конвейер до самого вечера… В туалет – пожалуйста, в порядке живой очереди вместе с посетителями диспансера (не факт, что тебя с иголкой в вене пропустят без очереди). Мужчины, женщины – всё перемешалось, все равны, никакого стеснения…

А потом, от химии к химии, встречались как родные, делились «приобретённым опытом», морально поддерживали и подбадривали друг друга,  что-то советовали…

DSC01335_1









Заканчивается мой пятичасовой курс вливания химических препаратов.
Мой «друг Санчо» на посту.

Уже на выходе мы снова встретились с той пожилой женщиной с добрыми глазами. Улыбнулись друг другу, попрощались.
Много ли человеку надо?


«Никогда хмурый врач не преуспеет в своем ремесле»
, — утверждал М. Монтень.

Метки статьи: , ,

Comments (1)

  • НадеждаK

    |

    Марина, ты супер! Так интересно описать очередь, талантом надо обладать!Я потихоньку читаю, читаю и удивляюсь, насколько человек может быть талантлив во всем!Пиши, пиши, пиши!Тебя интересно читать! Но надо как-то расширить круг общения! Как это сделать, а?В Одноклассниках ставят КЛАСС, а как тебя вывести но Всероссийский масштаб?

    Ответить на данный комментарий

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.