Вот мы и дома

16575_20120305_171508
Прошли уже две недели как мы дома в Старом Осколе. Время летит. День, ночь, утро, вечер – всё перепуталось. Таблетки «термоядерные», постоянно хочется спать. Каждый день бужу себя каким-то усилием воли, через не могу — «надо встать», «надо что-то делать». Заставляю себя читать, писать, хоть понемногу, по мере сегодняшних моих  возможностей, но лишь бы только не залежаться.


Голова как «дом советов» — много мыслей, а  вот в кучу собрать их трудновато. Боли в лежачем состоянии терпеть можно, но пока, к сожалению, далеко не всегда. А вот в вертикальном положении  всё по-прежнему – 30-40 секунд – и адская боль.

Началась новая химия – метрономная терапия. Мои «гадёныши» оказались настолько агрессивными и адаптированными к химиопрепаратам, что обычное стандартное лечение с промежутком в 21 день на них уже не действует. Поэтому, после взятия гистологического анализа в лаборатории молекулярной онкологии, мне была назначена ещё  не до конца исследованная в этой области, метрономная химиотерапия.

А это означает, что я буду получать ежедневно более низкие дозы химиопрепаратов, но длительное время, не давая  размножаться быстро делящимся раковым клеткам и сосудистым руслам в «гадёнышах». Будем давить этих «гадов» каждый день, без выходных, перерывов  и праздников, чтобы они не успевали очухаться. Это уже четвёртая попытка по смене химиотерапии. Кто бы сомневался, зная меня – везде попадание в минимум процентов. Одного боюсь услышать от врачей: «Увы, ничем помочь не можем». Даже думать об этом не хочется. А пока будем бороться.

В Питере нас направили на консультацию к врачу по паллиативной терапии. А если совсем просто – это адекватное обезболивание, психологическая помощь, удовлетворение духовных потребностей, повышение качества жизни. Так как моё передвижение ограничено, приняли решение, что поедет Саша, так сказать, на заочную консультацию.

В процессе разговора Саши с врачом, он предложил по громкой связи присоединиться к разговору и мне. Наверное, как описал Саша моё состояние, какие таблетки принимаем, у врача сложилось мнение, что лежу я этаким «трупиком» в полусонном состоянии после карбамазепина, без всякого интереса к жизни, в непрерывном «депресняке». Поэтому и вопросы посыпались соответствующие: «У вас появилось отвращение к людям, к книгам, к телевизору?». А мне смешно: «Да нет, доктор, как только выдаётся свободное от боли время, я  с удовольствием пишу, читаю, мне хочется общаться, смотреть телевизор. А  вот отвращение  у меня появилось к этой чёртовой боли, вот что мешает мне жить по-человечески и отвлекает как назойливая муха». Тогда врач предложил сравнить мою боль например, с проколом ноги ржавым гвоздём в процентном соотношении. И снова смешно – укус комарика и боль. Спросил Сашу,  почему на сайте  я мало пишу про боль, страхи  и  мучения. А  что про это писать? Как говорится – «Не дай Бог».

И, я так думаю, дорогие мои  читатели, вы уже достаточно изучили меня – если задерживаюсь со статьями, значит  пока невмоготу, значит, пока восстанавливаюсь. И очень переживаю, потому что у меня уже появилась ответственность перед вами, и я  знаю, что волнуетесь, переживаете, каждый день заходите на сайт, ждёте новых  новостей, новых статей. И мне тоже хочется побыстрее всех вас успокоить, так как в ваших комментариях, СМС, а в  письмах особенно, вижу столько добра, любви, искренности, что тоже хочется ответить вам со всей своей теплотой и любовью, которые скопились в моём сердце.

Но пока в таком состоянии только читаю и перечитываю по несколько раз в день все ваши послания. Болезнь сделала меня очень сентиментальной, чуть что – уже и комок в горле, уже и слёзы на глазах. За мной такого раньше не замечалось, а сейчас реву и не стыжусь этого, и никто меня не останавливает, никто  не мешает. И так потом становится хорошо и легко на душе. Потому что это душевные слёзы, они идут от сердца, и ты как будто очищаешься, становишься душевно чище. Вот слёзы боли совсем другие. Когда мне физически больно, я больше вою и кричу, слёз совсем мало. А  есть ещё слёзы жалости к себе, но они постепенно сходят на нет, так как жалеть себя я уже потихоньку разучилась.

На этой неделе прочитала книгу протоирея Андрея Ткачёва «Ступени к небу. Как научиться любить людей». Доступно, просто, познавательно. Он пишет о том, как легко потерять себя, надежду и  веру  во всё более ускоряющемся темпе жизни, в растущем вале неотложных дел, среди суеты и шума. Когда нам кажется, что всё у нас уже есть и пора бы  остановиться на достигнутом, мы незаметно  для себя отдаём  всё больше пространства наших душ разочарованию во всём – в  мире, в людях, в жизни. Мы начинаем терять свою глубину.

Скажите, что это не так. Особенно мои ровесники по возрасту, которые уже подкатили к своему  50-летнему рубежу. Понравилась одна фраза «Для того, чтобы научиться любить людей, нужно иногда от них удаляться». Тоже верно, только не так часто нам удаётся побыть наедине с самим собой. Попробовать  выстроить правильные отношения, а потом снова войти  в гущу человеческих взаимоотношений с накопленными силами и с восстановленным душевным здоровьем. А человеку нужно расти постоянно, человек очень глубок, он сам себя не знает. Надо преодолевать некие ступени во все сферах своей жизни, подниматься вверх, узнавать себя с самых неожиданных сторон. И тогда любое дело, которое человек будет делать, станет для него  маленькой ступенькой к небу.

Забегая немного вперёд, скажу вам, что когда читала эту книгу, мне постоянно казалось, что это со мной когда-то уже происходило, что-то знакомое, а вот вспомнить не могу. С чем-то связывается, но, не пойму с чем. И только когда приехали дети, попросила Машу найти иконку, которую я привезла из Холок, где находится подземный монастырь.

28670

Несколько лет назад, ещё до болезни,  мы туда ездили на экскурсию. Говорят место очень святое, глубоко «намоленное» монахами. Были и в подземелье, и поднимались на верхнюю башню по ступенькам, и пробовали считать ступеньки, количество которых, опять же говорят, соответствует количеству земных грехов. Но всё как-то неосознанно и неосмысленно делали мы. Перед отъездом захотелось в сувенирной лавке купить что-нибудь на память. И я купила. Купила иконку на дереве. Чем-то она меня в тот момент  зацепила. Я ещё с умным видом спросила у монаха: «Что означает эта иконка?» Ответа не дождалась, не готова была я к конкретному  разговору, и монах дал своим видом понять  мне это. Купила, привезла домой, положила на книжную полку и забыла.

А потом болезнь, восстановление… И вот такие мои сегодняшние размышления…

А теперь самое интересное – на иконке нарисована лестница со ступеньками в небо, по которым поднимаются люди. Некоторые прошли свой путь до конца, а многие летят в яму уже в начале своего пути. Сейчас я уже знаю, что икона называется «Лествица Райская» и символизирует духовный путь человека.

Прошло около четырёх лет. Книгу мне привезла Маша, а забытую иконку достали на днях из шкафчика. Теперь я часто смотрю на нее и размышляю о своей жизни. На какой ступеньке нахожусь я? Смогу ли я устоять на лестнице и неустанно двигаться вверх, преодолевая все трудности? С какими еще испытаниями столкнусь? Вот они СЛУЧАЙНОСТИ НЕ СЛУЧАЙНЫ.

Посмотрите и вы на икону, и пусть она тоже дает вам силы и поддержку!

DSC_2779

Метки статьи: ,

Comments (1)

  • Наталья

    |

    Маришка, очень рада тебя вновь слышать. Спасибо тебе, я ни разу не видела такой иконы. Ты нас немножко встряхиваешь, заставляешь задуматься…А по поводу случайностей, мне понравился афоризм — Случай — псевдоним Бога, когда он не хочет подписаться своим собственным именем. (Анатоль Франс / . Привет тебе огромный от всех девчонок, мы тебя любим и очень хотим тебя обнять.

    Ответить на данный комментарий

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.