Говорим «грудь», подразумеваем «женщина»

clip_image002-2
Древние богини плодородия, одухотворенные ренессансные мадонны и порнозвезды 90-х из вкладышей жвачек едины. Они прокладывали грудью — в самом прямом смысле слова — дорогу идеалу женственности.


Говорим «грудь», подразумеваем «женщина». Говорим «женщина», подразумеваем…
Женская грудь настолько давно и прочно живет в символическом пространстве, что обросла набором универсальных значений. Гимн плодородию, изобилию и материнству с одной стороны, объект сексуального вожделения для «ребятишек» постарше — с другой.

Молочные железы не являются первичным половым признаком, а значит, не определяют напрямую половые различия. Они есть и у женщин, и у мужчин, разница только в степени развитости. При желании мужчина тоже может заиметь соблазнительный бюст, для самых смелых доступно даже грудное вскармливание. Но благоговение именно перед грудью женской и ее культовый статус пока остаются неизменными.


У женщины же с ее грудью в культуре и сфере медиа складываются особые отношения. Размер, внешний вид, состояние груди косвенно определяет насыщенность сексуальной жизни ее обладательницы. Женщины с большой грудью по определению подчеркнуто сексуальны, раскованы и желанны в качестве партнерши; остальным предлагается компенсировать отсутствие соблазнительных форм «чем-то другим».

Грудь как своеобразный знак качества женственности стоит подчеркивать, придавать максимально выигрышный вид с помощью многочисленных ухищрений и предъявлять по первому требованию в определенных ситуациях.


Даже принимая решение о пластической операции по уменьшению груди, женщина рискует столкнуться с искренним недоумением окружающих. «Зачем красоту-то отрезать?» И объяснения о физических неудобствах, болях или моральном дискомфорте не станут законной причиной, чтобы избавиться от «красоты».


Женщина без груди


В этом словосочетании невольно слышится что-то тревожное, вызывающее странный сакральный трепет. Как это без груди? Зачем? С ней случилось нечто непоправимое? Как будто лишившись части тела, женщина утеряла и часть своей женственности.

Неслучайно в известной легенде-страшилке об амазонках как раз отсеченная левая грудь считается своеобразным манифестом отказа от патриархальных порядков и вызывающего отвержения своей «сущности».
clip_image002

Отсутствие или ампутация любой другой части тела — это травма-унисекс, но удаление груди является чисто женским переживанием, всегда приобретающим явную гендерную окраску.

Святая Агата

Покровительница Сицилии и Мальты святая Агата (III в.), согласно легенде, стала жертвой гонений на христиан императора Деция и коварства отвергнутого поклонника. Городской префект Квинтиан, не добившись взаимности от аристократичной и набожной Агаты, инициировал судебный процесс над ней. Несмотря на пытки, девушка не отреклась от Бога и была приговорена к сожжению. Но землетрясение и вызванные им народные волнения помешали казни, после чего Агата умерла в тюрьме.

Но образ святой Агаты известен, прежде всего, благодаря ее груди. Одной из бесчеловечных пыток, которым подвергли святую, было отсечение груди. Именно оно стало главной проверкой твердости веры Агаты.

clip_image002-1

«Безбожный и бесчеловечный мучитель! Не стыдишься ты у женщины отрезать сосцы, которыми ты сам питался у своей матери; но я имею другие сосцы в душе моей, которых ты не можешь коснуться, ибо они от юности посвящены Богу» (Страдания святой мученицы Агафии).

Явившийся к мученице ночью апостол Петр пообещал префекту вечные муки именно за надругательство над девичьей грудью, после чего исцелил Агату, вернув ей утраченное.

По традиции средневекового искусства святых на полотнах распознавали не по лицам, а по характерным деталям, связанным с их историей. Неизменный атрибут святой Агаты — отрезанная грудь на подносе.

Она стала фирменным знаком, через который воспринимается мученический подвиг Агаты. При этом в христианском каноне сама Агата изображается одетой, предъявляя миру только грудь, как главную и неоспоримую свою жертву.


«Проект «Шрам»: смотрите и не говорите, что не видели


Существует огромный процент женщин, столкнувшихся с раком груди, перенесших мастэктомию и живущих не только с физическими, но и с психологическими ее последствиями. Несмотря на широкий общественный резонанс, рак молочной железы остается табуированной темой. Часто женщине неловко или страшно рассказать о своей мастэктомии, раздеться при людях, постоянно приходится носить специальное корректирующее белье… С отсутствием груди связан культивируемый медиа страх быть «недостаточно женщиной», «некрасивой».


К счастью, сегодня женщины, перенесшие мастэктомию, все чаще не боятся бросить вызов чужим косым взглядам и отказываются стыдиться своей груди. Проект фотографа Дэвида Джея «Шрам» призван привлечь внимание к проблеме рака молочной железы и помочь женщинам, столкнувшимся с этим диагнозом, не чувствовать себя оставшимися с ним наедине.


clip_image0021

clip_image0024.jpg
Участницы проекта на своих фото показывают шрамы после мастэктомии — которые негласно принято прятать, — становясь настоящими, не мифическими амазонками, требующими уважения к себе, своей выигранной борьбе и своему телу — такому, как оно есть.

Модель Ханна Фоксли и Клэр Фарвелл, перенесшие мастэктомию, в разное время снялись обнаженными для фотосессий. Дизайнер Элина Халтуннен разработала линейку купальников для женщин, перенесших рак груди. А практика постмастэктомических татуировок на месте шрамов после операции доказывает, что рамки красоты в отношении груди могут быть гораздо шире.

clip_image0022
clip_image0023

Заключение

Отсутствие груди в западной культуре длительное время стигматизируется. Женщина, ее потерявшая, не только требует «особого» отношения, но и обязана заново доказывать свою состоятельность в различных сферах. Грудь, как априорный социальный капитал женщины, символизирует ее статус матери, любовницы и собственно женщины. Отсутствие или даже несоответствие груди заявленному стандарту воспринимается либо как то, что ультимативно определяет весь женский опыт, как в случае святой Агаты, либо как секрет, который необходимо скрывать всеми силами, — при мастэктомии.

К счастью, ситуация, пусть пока точечно, но меняется в лучшую сторону: женщины понимают, что имеют гораздо больше полномочий распоряжаться собственной грудью и не должны стыдиться себя, что бы с ней ни произошло. Демонический средневековый аттракцион «женщина без груди» до сих пор живет в общественном сознании, но живые женщины, не побоявшиеся показать свою правду, делают все, чтобы этот глиняный колосс зашатался как можно скорее.

Метки статьи:

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.